Известные белорусы

 

Игнатий Домейко

Беларусь и Чили, центр Европы и запад Латинской Америки. Что может быть общего у таких далеких друг от друга стран на разных полушариях Земли? Однако, так было начертано судьбой, что эти государства связывает одна, но выдающаяся личность - Игнатий Домейко, белорус по рождению, знаменитый геолог и минеролог, всемирно известный ученый, национальный герой Чили. Половина жизни на северном полушарии, в Европе, половина на полушарии южном, в латиноамериканской стране. Жизни яркой, наполненной плодотворным трудом, невероятными событиями и извилистыми путями-дорогами. Жизни, по достоинству оцененной потомками. Так, по решению Генеральной конференции ЮНЕСКО в юбилейный для него 2002 год имя Игнатия Домейко было внесено в список знаменитых людей мира.

Происходил Игнатий Домейко из древнего белорусского шляхетского рода. Родился 31 июля 1802 года в зажиточной семье в деревне Медвядка Новогрудского уезда. В семь лет потерял отца, председателя Новогрудского земского суда, и воспитывался у родственников. Первоначальное образование Игнатий получил в школе монахов-пиаров. Потом был Виленский университет, «альма матер» белорусской молодежи, одно из первых в восточной Европе высших учебных заведений. На физико-математическом факультете четырнадцатилетний Домейко взялся изучать избранные им науки: биологию, химию, математику. А еще - литературу, историю, иностранные языки.

«Северные Афины», как называли Вильню, были открыты европейским ветрам свободы и внутреннего раскрепощения. В университете возникает тайное товарищество филоматов – любителей наук, ставившее целью взаимопомощь в образовании, моральное совершенствование, содействие всеобщему образованию. А в перспективе была борьба с царизмом за национальное освобождение.

Членом общества под подпольным псевдонимом Жегота был принят и Игнатий Домейко. Оттуда его знакомство и дружба на всю жизнь со всемирно известным поэтом, тоже уроженцем Новогрудчины Адамом Мицкевичем. Он же познакомил поэта со своей двоюродной сестрой Марылей Верещака, ставшей музой А. Мицкевича, его первой любовью.

После учебы дваццатилетний Жегота стал хозяйствовать в своей усадьбе, прослыв известным во всем крае «экономом». Но спокойную жизнь на полгода прервал арест по делу филоматов. Царские власти жестоко расправились с тайным обществом. Свободолюбивых литвинов сослали кого в Сибирь, кого в менее отдаленные губернии России. На сей раз изгнания Домейку удалось избежать, он возвратился в свое Заполье под надзор полиции и без права занимать государственные должности.

Судьба человека неумолима. Когда в Польше, Беларуси и Литве вспыхнуло национально-освободительное восстание 1830-31 годов, Игнат Домейко без колебаний становится в ряды инсургентов. Воевал он в под командованием генерала Хлоповского. Но силы были неравными, восстание подавлено. Домейко становится изгнанником. Кёнигсберг, потом Дрезден, где Игнат встречается с виленским товарищем Адамом Мицкевичем. Окружным путем через всю Европу друзья попадают в Париж, в то время настоящую столицу польско-литвинской эмиграции.

Игнат Домейко активно включается в новую жизнь. Он участвует в работе Общества литовских русских земель, в центре внимания которого стояла Беларусь. Действенный и неугомонный по натуре Домейко поддерживает своего друга-литвина Адама Мицкевича, помогает в издании его произведений. Он становится незаменимым помощником и консультантом при создании самой крупной и значительной поэмы великого поэта – «Пан Тадеуш». Более того, сам переписывает и готовит этот шедевр к печати.

Но всё же надо определяться с дальнейшей судьбой. Париж в ту пору переживал расцвет природоведения. Это как раз совпало с давними увлечениями Игната Домейки, он поступает в Горную школу и за три года проходит весь курс обучения, получает диплом специалиста. Его приглашают на работу в Эльзас, где талантливый геолог Домейко открыл богатые залежи железной руды. Но перспектива всю жизнь работать в чужой стране не особенно радует свободолюбивого литвина, нагоняет мысли о безысходности, бессмысленности жизни.

Поворотным в жизни стало письмо Адама Мицкевича, где тот сообщал о возможности работать по контракту в Чили. Игнат Домейко сразу же соглашается на путешествие в далекую страну на другом полушарии земли. Друзьям уже никогда не довелось встретиться, но переписывались они до самой смерти Мицкевича в 1855году.

Три тысячи долларов в месяц, контракт на шесть лет. Не знал молодой ученый, когда отправлялся за океан в 1838 году, что срок этот растянется на 46 лет, что Чили станет для него второй родиной, не предвидел, какую роль ему начертано сыграть в развитии этой страны.

Четыре месяца пути океаном и сушей через горы и ущелья Южной Америки. Наконец небольшой приморский городок Кокимбо, центр горной промышленности Чили. Первые контрастные впечатления: «Наверное, нет края, так непохожего на наш, как этой край, где мне довелось осесть после войны, парижского шума и далекого путешествия. Видны только скалы и море. Ни лесов, ни широких полей, где зеленеют хлеба, ни таких, как у нас, лугов, ни деревень. Весь горизонт закрыт с востока Кордильерами, острыми гребнями гор, цвет которых всё время – от востока до заката солнца – меняется».

Чилийский период жизни Игната Домейки наполнен напряженным трудом, экспедициями в горы и пустыни, неустанным полетом практической и научной мысли. В Кокимбо ученый-минеролог, горный инженер, профессор химии Домейко создал школу по подготовке специалистов, организовал лабораторию для анализов руды, собрал коллекцию минералов, организовал метеорологическую службу, провел шесть экспедиций в Анды и Кордильеры, добирался до вулканов. Результатом стали открытия месторождений серебра, меди, золота, каменного угля, известной во всем мире чилийской селитры, организация их добычи. В 1844 году неутомимый исследователь совершил путешествие на юг Чили, в страну свободолюбивых индейцев-аравканов, 300 лет отстаивавших свою независимость в борьбе с испанскими конкистадорами. Написанная потом книга «Аравкания и ее жители» имела большой успех, переводилась на многие языки.

Для молодой Чилийской республики, только два десятилетия тому назад освободившейся от испанской колониальной зависимости и строившей новую жизнь, Игнат Домейко стал настоящим Авторитетом. Поэтому чилийские власти просят его остаться, хотя контракт закончился, можно возвращаться на родину, живущую в душе. Но дорога туда для заговорщика-филомата и повстанца еще закрыта.

Домейко остается. С 1846 года его судьба связана с национальным университетом в столичном Сантьяго. Профессор химии и минералогии, потом заведующий кафедрой химии, член университетского совета. После Всемирной выставки в Париже 1867 года, где Домейко представлял молодую промышленность Чили, его выбирают ректором университета. Эту должность он занимал 16 лет.

Трудно переоценить сделанное Доном Игнатио (так уважительно называли его в Чили) для своей второй родины. Он реорганизовал систему образования в стране, в том числе и в самом университете, взяв за образец родную Виленскую «альма матер». Создал музей минералогии, основал физический кабинет, химическую и горную лаборатории, организовал библиотеку природоведения. Неизмеримы заслуги его как исследователя чилийских природных богатств. Профессор собрал и описал множество новых, неизвестных науке минералов, растений, окаменелостей, метеоритов. Его учебник «Минералогия» на протяжении нескольких десятилетий использовался во многих латиноамериканских странах. Результаты научных поисков и открытий Домейки опубликованы на разных языках в 130 научных трудах, принесших ему всемирную известность и славу. Он был избран почетным членом многих научных обществ. Даже, казалось бы, такая бытовая деталь. Домейко нашел в горах источники чистой воды, провел оттуда в Сантьяго водопровод, решив тем самым проблему водоснабжения столицы. Чилийские газеты писали: «Пан Домейко не просто ученый, он – апостол науки. В стране нет более популярного и уважаемого имени, чем имя Домейки». Подумать только, профессору была назначена самая высокая пенсия в стране. Такой не получали даже генералы, сражавшиеся за независимость Чили.

Очевидно, только работа не смогла бы удержать Дона Игнатио в далекой стране. Здесь он обрел свое человеческое счастье. В 1850 году 48-летний Жегота женится на 15-летней Энрикете де Сатомайер, прекрасной девушке, по уши влюбившейся в уважаемого профессора. В семье родились два сына и дочь.

После окончания ректорства Игнату Домейку в свои 82года удается осуществить сокровенную мечту всей жизни в Чили – съездить на родину. Снова путь из одного полушария земли на другое, долгожданная радость встречи с родной землей. Тем более, что в Беларуси, в памятной с детства усадьбе Жирбутовщина в Лидском уезде живет его дочь Анита (Анна), вышедшая замуж за отцовского племянника Леана.

Домейко навестил все родные места (кстати, в современной Беларуси 17 населенных пунктов, так или иначе связанных с именем Домейки), поклонился родительским могилам. Это путешествие было логическим завершением жизненного пути. Совсем не случайно он писал в свое время Адаму Мицкевичу из Чили: «Естественно, переродиться я никогда не сумею и надеюсь на Бога, что я – или в Кордильерах, или в Панарах (Вильня – В.М.) – всё равно умру литвином…»

За время своего посещения северного полушария Домейко объездил многие страны Европы, совершил поломничество в Палестину, на Святую Землю. Горячими были там его слова молитвы за родителей, за рано ушедшую из жизни жену, за друзей молодости, поспешивших перед ним в вечность… На родине писал книгу «Мои путешествия», где подводил итоги своей жизни.

Самому Игнату Домейку оставить этот мир было начертано всё же на второй родине. Сыновья за четыре года получили европейское образование и хотели служить родине матери. В 1888 году он с сыновьями возвращается в Чили. 23 января 1889года его не стало.

Уже на похоронах президент страны объявил Игната Домейку национальным героем Чили. В его честь выбита памятная медаль, в Сантьяго установлен величественный памятник с надписью: «Гранде Эдукадор» («Великий Просветитель»). В честь его названы город Домейко у подножия Кордильеров (недалеко от Кокимбо), порт на берегу Тихого океана Пуэрто-Домейко, местечка Пуэбло-Домейко на высоте 975 метров над уровнем моря, вулканическая гряда в Андах «Кордильеро де Домейко» длинною 350 километров. Именем Игната Домейки назван минерал домейкит, ископаемый слизняк Nautilus Domeycus, фиалка Viola Domeykiano, аммонит чилийский Amonites Domeykanus.

После долгой дороги домой Игнат Домейко наконец возвращается на Беларусь, уже навсегда. На месте родовой усадьбы Домейков в Медвядке установлен памятный валун, в местной школе создан музей. Много дал 2002 год, объявленный ЮНЕСКО годом Домейки в честь 200-летия со дня его рождения. Памятные знаки, бюсты, обелиски в местах, связанных с именем всемирно известного ученого. Издана на белорусском языке книга «Мои путешествия». Но самым главным памятником, на мой взгляд, является могучий 120-летний дуб в Крошине под Барановичами, посаженный Игнатом Домейко во время его возвращения на родину. Корнями врос он в белорусскую землю, а ветвистая крона принадлежит всему миру.

 

© Альманах «Horizons. Горизонты»